С1Э1. Голубиная почта России

Ослов выигрывает Владимира Соловьёва на час. — Шохин начинает журналистское расследование. — Инсайд от журналиста кремлёвского пула Колесникова. — Неприглядные стороны главного редактора. — Главный затирает про пространственно-временной континуум и голубиный помёт. — Ослов жалуется, Шохин берёт всё на себя. — «Здравствуйте, вы позвонили в редакцию журнала «Милый друг».

Это полнейшая расшифровка подкаста-радиоспектакля «Милый друг». Слушайте и подписывайтесь там, где вам удобно: Apple Podcasts, Soundcloud, Яндекс.Музыка, YouTube, Castbox, Google Podcasts, Spotify
Если понравилось, ставьте лайки, звёздочки, сердечки и пальчики — возможно, так наша аудитория перевалит за 20 человек!

Москва. Студия радиошоу «Полный контакт с Владимиром Соловьёвым»

Соловьёв: ...Вот этот классовый… Ну согласись, они же выйдут, недовольные?

Ослов: Выйдут!

Соловьёв: Выйдет класс, например, вот этих, содержащихся на деньги западных структур...

Ослов: Навальнята эти?..

Соловьёв: ...Которые кричат: «А вообще зачем Россия?»...

Ослов: Хомячки Ходора!

Соловьёв: ...Правильно? Надо же Россию раздать! Надо, конечно… Нехорошо, что Калининград — Калининград, правильно? Надо чтобы был какой-нибудь Koenigsberg, да? Чтобы Кашин себя ощутил немцем! Он же оттуда?

Ослов: Ну да, англичанином же ему не нравится ощущать себя.

Соловьёв: Ну да! Что он из Koenigsberg’а! Ja! Natuerlich!

Ослов: Ja-ja!

Соловьёв: «Natuerlich» он не может сказать, у него буква «р» не выговаривается.

Ослов: Ха-ха! Смешно!

Соловьёв: Хорошо, кто ещё у нас там будет? Курилы? Точно, да? Вообще Россию по Сибирь! Альбац же — по Уралу, всё, ненужно! Так! «Хватит кормить Кавказ» орали?

Ослов: У-у-у, орали-орали...

Соловьёв: Вот это надо отрезать, так?

Ослов: Пусть член себе отрежут, я считаю.

Соловьёв: И вдруг им говорят, что России нельзя ни метра своей земли отдавать.

Ослов: Закудахтала петушня: «Как так? Как так?»

Соловьёв: Ну их же тоже легко поднять, вот этих сторонников японского микадо!

Ослов: Чё?

Соловьёв: Ну они же выйдут, как же, они же людей поведут за собой, они там недовольны! При этом сколько будет этих недовольных? Ну сколько бы их не было — это ничтожный процент!

Ослов: Ничтожный процент ничтожеств!

Соловьёв: Но трагедия состоит в том, что почему-то стали говорить: «Вы что, не понимаете, надо слушать людей, которые вышли! Они гражданское общество!» Вот охренеть! А не гражданское общество — миллион волонтёров? А не гражданское общество те, которые участвуют в разнообразных программах личностного роста? Нет, я не про сектантов говорю. О тех, которые в олимпиадах участвуют, в конкурсах, не? Поднимаются по социальным лифтам...

Ослов: По социальным лифтам и эскалаторам.

Соловьёв: ...Они не гражданское общество? А не гражданское общество ребята и девчонки, которые выбирают себе путь служения Родины? Они гадкие ватники, их не надо слушать? Надо давать трибуну какому-нибудь бездарному дэгэнэрату и его пытаться раскрутить и говорить: «Вот, это молодёжь!» То есть он это молодёжь, а не мальчишки и девчонки, которые в суворовском училище, а потом военное училище, а потом мечтают и выполняют свой долг на дальних рубежах?

Ослов: Наши сирийские герои! Они уже трижды победили ИГИЛ (террористическую организацию, запрещённую в Российской Федерации)!

Соловьёв: То есть это вот они герои, понимаешь?

Ослов: Владимир Рудольфович! Я человек интеллигентный и не могу даже таких мерзавцев хаять по матери. Но я им всегда говорю: «Отсоси у носорога! Если вы понимаете, о чём я».

Соловьёв: Новости! Телеграм-канал «Соловьёв».

Ослов: И подписывайтесь на телеграм-канал @oslov27. Там первые 26 просто заняты были.

Запись телефонного разговора. На фоне звук передвигающегося микроавтобуса

Ослов: Ослов у аппарата.

Шохин: Коллежка, ну что, мы тебя слушаем на ультракоротких волнах здесь!

Ослов: Я бы говорил как русский человек — «сверхкоротких».

Шохин: Слушай… А как ты туда попал? Это через «Массовки.ру»? Или как это?

Ослов: В инстаграм-конкурсе выиграл.

Шохин: Ну, слушай, ну это хорошо для журнала, это хорошо! Наш голос же журналистский, он же должен быть представлен на федеральном уровне. На уровне замглавных редакторов точно, я думаю.

Ослов: Ну от главного ж нельзя ждать такого.

Шохин: Ну что, давай обмывать тогда! С тебя вискарик!

Ослов: Какой вискарик?!

Шохин: Коллежка, ты не накроешь поляну? Я тебя не узнаю! Сколько они тебе заплатили, тыщ тридцать?

Ослов: Какие тридцать, это инстаграм-конкурс! Я ничего не получил.

Шохин: Ну прям «ничего не получил», ну сколько-то они ж тебе...

Ослов: Ничего! Даже на «Тройку» денег не кинули!

Шохин: Слушай, ну это наверное просто пробное, пробная сумма… И… Ну давай не вискарик, давай тогда «Багбир» с крабовым салатом, по классике по нашей пойдём...

Ослов: (Неразборчиво.) ...В ипотеку… (Неразборчиво.)

Шохин: Ну, ладно… Извини, сейчас не могу говорить, тут у меня… Давай! Бывай! Обнял! (Вешает трубку.) У вейп-шопа остановите, пожалуйста! Пиздабол. Не заплатили они ему...

Новогиреево. «У вейп-шопа остановите, пожалуйста!». Фото: Шохин

Диктофонная запись

Шохин: Раз, раз, раз… Это хардбасс.

29 февраля 2020 года, раннее утро, 13 часов 17 минут. Ноль гладусов…

Ноль градусов, влажность 88%, ветер южный, Луна в тельце. Москва, деловой центр «Вилора Струганова Плаза», мансардный этаж, редакция журнала «Милый друг».

Туалет редакции журнала «Милый друг».

Уборная… Реструм редакции журнала «Милый друг»... Реструм помещения, которое арендует редакция журнала «Милый друг». По фиктивному договору арендует, кстати. (Тяжело вздыхает.)

Присутствует заместитель главного редактора ежемесячного издания «Милый друг» Шохин. Цель данной аудиозаписи — разоблачить широкий круг злоупотреблений и пороков в журнале «Милый друг» и довести эти злоупотребления и пороки до широкой аудитории, дабы виновные понесли ответственность по всей строгости. Так жить нельзя.

Новогиреево. БЦ «Вилора Струганова Plaza». Редакция журнала «Милый друг»

Ослов: Начнём?

Шохин: Да, давайте начнём. Коллеги, хотелось бы, чтобы все как-то немного подключились. Нужен такой небольшой креативный брейнсторм. У нас есть по эксключивам новостным что-нибудь, какая-нибудь информация, которую имеет смысл обсужить сейчас?

(Шум разговора, смешок.)

Шохин: Коллеги, можно потише? Давайте кто-нибудь один! Если замглавного редактора говорит, то давайте либо вы выйдете и всё обсудите, либо вы обсудите это в рабочем режиме на рабочем месте, O.K.?

Ослов: Мы вам не мешаем там, нет?

(Тишина.)

Шохин: Так что, у нас есть эксклюзивы по новостям, коллеги?

Ослов: У меня есть эксклюзив. Я парился с Колесниковым и он мне сказал, что он имел разговор с Дмитрием Песковым и он по секрету сообщил ему, что следующая прямая линия Владимира Путина пройдёт на Твиче.

Шохин: Ммм… Это не под запись он сообщил?

Ослов: Я рисовал в это время у него на спине «рельсы-рельсы, шпалы-шпалы», вот. И вопросы и ответы… Там не будет вопросов и ответов, просто Путин 4 часа будет играть в «Цивилизацию» и получать донаты.

Шохин: Ммм… В «Цивку», да? Коллеги, вообще поактивнее, я не знаю, хочется какой-то обратной связи.

(Шум разговора.)

Ослов: Я предлагаю взять интервью у депутата Слуцкого. Он пожаловался в депутатскую комиссию по жалобам, что его затравили после того как он снялся в клипе Тиля Линдеманна. И ему поступает сейчас очень много грязных и очень заманчивых предложений о новых съёмках.

Шохин: Ммм… Была информация, что Дерипаска отмывает деньги для личных нужд Путина. А мы собственно понимаем, что это за личные нужды Путина? У него какие личные нужды?

Ослов: У меня другой вопрос: где Путин успел их так испачкать, что их пришлось отмывать?

Шохин: В голубятне, я думаю!

Ослов: Об этом мы потом поговорим.

Шохин: Ну это у вас больное место, коллега, не у меня.

Ослов: Мне кажется, нам нужен эксклюзив.

Шохин: Я так не думаю.

Новогиреево. БЦ «Вилора Струганова Plaza». Фото: Шохин

Аудиосообщение в вотсаппе

Главный: Коллеги, я посмотрел вёрстку нового номера и у меня есть одно замечание. Давайте на странице 42 сделаем всё то же самое, но наоборот. Думаю, таким профессионалам как вы нет нужды объяснять необходимость тщательно рассматривать все варианты возможных последствий в данном пространственно-временном континууме. Всё, коллеги, не могу говорить.

Диктофонная запись

Шохин: Пара слов о главном. Я хотел бы, чтобы мы с вами были на одной странице и не было никакого недопонимания. Потому что по закону «О СМИ» СМИ обязаны публиковать фамилию, имя и отчество главного редактора. Только его, репортёра или полотёра могут не публиковать, поэтому процветает амикошонство, которое лично для меня неприемлемо. И нашего главного назначили главным, только потому что у него было отчество. Поэтому вся работа в поте лица свалена на заместителей: Ослова и Шохина (Шохин — ваш покорный слуга). У нас, как видите, нет отчеств…У нас, как слышите, нет отчеств. Наш главный — это зицпредседатель и свадебный генерал. Я думаю, что он гранки последний раз видел при Медведеве. Он только ездит в Кремль на совещания, нюхает кокс с рекламодателями и раз в неделю присылает свои голосовые сообщения. А мы должны догадываться, что ему нужно. И я хочу сказать, что налицо полное служебное несоответствие.

Аудиосообщение в вотсаппе

Главный: Коллеги, как вы знаете, в связи с жалобами подписчиков на присутствие птичьего помёта на обложке и страницах журнала нас покинул начальник отдела дистрибуции. Предлагается обсудить распределение его должностных обязанностей среди сотрудников редакции без потери качества. Всё, коллеги, не могу говорить.

Новогиреево. Голубятня

Курлыканье голубей, нарастающее и всё более агрессивное. Взмахи крыльев. Звук открывающейся двери. Ослов пытается войти, но ударяется лбом и десюдепорт. Кое-как протискивается внутрь, втаскивая тираж «Милого друга».

Ослов (сокрушённо): Ай!.. Сраный журнал…

Новогиреево. Отделение Голубиной почты России. Фото: Казак-феминист

Реклама

Бас:

Где не пройдёт вездеход,
не проплывёт пароход
И где усталый ямщик
Не скажет: «Ёбаный в рот!»
Туда любое письмо
Не тяжелей двухсот грамм
Доставит наш сизый
Голубь Рустам.

Вокалист: Голубиная почта России!

Новогиреево. БЦ «Вилора Струганова Plaza». Редакция журнала «Милый друг»

Шохин: У нас половина тиража теперь в говне теперь в этом голубином! Я понимаю, что это не твоя работа, что ты первый раз пошёл. Но и что теперь? Что мы будем говорить Читателю?

Ослов: Давай ты из себя Главного корчить не будешь? Если тебе что-то не нравится, иди на эту сраную голубятню и сам привязывай этим крысам летающим журнал к лапам! Они меня всего исцарапали.

Шохин: Чем они тебя исцарапали?!

Ослов: Клювами!

Шохин: Клювами, блядь? Я не могу туда идти, у меня аллергия.

Ослов: На что у тебя аллергия?

Шохин: На пыльцу!

Ослов: Ну какую пыльцу?!

Шохин: Ну там гаражи, там Перовское кладбище, я не могу туда идти… Там и зимой, и летом — всё время намывает.

Ослов: Почему я туда должен идти? Я до сих пор всё выковыриваю отовсюду, этот помёт сраный!

Шохин: Ну потому что мы так и живём! Ну O.K., давай я это буду делать! Тебя уволят просто на следующей неделе и всё, этим всё кончится, понимаешь? А я продам...

Ослов: Меня и так и так уволят, понимаешь?! Потому что я не могу, это всё в дерьме опять уйдёт… Все подписчики опять будут возникать, вонять там! Читать не умеют, вонять только умеют!

Шохин: Ну а так мы в этом говне голубином, понимаешь? O.K., я продам тираж! Я, блядь, его просто возьмй и продам. Я если ставлю задачу — я её решаю. Я результатник!

Ослов (хохоча): Кто ты?!

Шохин: Результатник! Чё ты ржёшь, блядь!

Ослов: «Результатник!» Какой ты результат последний в своей жизни сделал? Выпил 0,7 водки из горла?

Шохин: Я не пью, ты знаешь.

Ослов: Угу. «Мы не пьём, мы лечимся»…

Шохин: Блядь! Сука! Один зам в голубином говне, другой… просто в говне. У меня иногда ощущение, что в этом журнале два человека работают.

Автоответчик

Здравствуйте, вы позвонили в редакцию журнала «Милый друг». Если вы наш рекламодатель, нажмите один, если вы наш распространитель, нажмите два, если вы наш внештатный корреспондент и хотите получить гонорар, нажмите отбой, а если вы наш читатель, то оставайтесь на линии, мы скоро вам ответим.

Музыка ожидания ответа на редакционном телефоне «Милого друга»